Вариации на известную тему
***
гром победы раздавайся (с сединою на висках)
веселися гордый росс (ты в каких служил войсках)
звучной славой украшайся (и беззвучной не порок)
магомета ты потряс (а ведь тот еще пророк)

воды быстрые дуная (а внутри дунайка сельдь)
уж в руках теперь у нас (наша собственная смерть)
храбрость россов почитая (шепчет мыслящий тростник)
тавр под нами и кавказ ( к матерной груди приник)

уж не могут орды крыма (даже если запоют)
ныне рушить наш покой (и сиротский наш приют)
гордость низится селима (это был султан велик)
и бледнеет он с луной (отставной турецкий лик)

стон синила раздаётся (ничего стони дружок)
днесь в подсолнечной везде (светлой радости прыжок)
зависть и вражда мятется (шум на улице сильней)
и терзается в себе (сердце родины моей)

мы ликуем славы звуки (наполняют весь эфир)
чтоб враги могли узреть (какова борьба за мир)
что свои готовы руки (хоть бандитам хоть ментам)
в край вселенной мы простреть (только что нам делать там)

зри премудрая царица (катаракта не предел)
зри великая жена (сколь бюджет наш оскудел)
что твой взгляд твоя десница (чресла перси и спина)
наш закон душа одна (совесть все-таки черна)

зри на блещущи соборы ( отгоняй от них ворон )
зри на сей прекрасный строй (отчего расстроен он
всех сердца тобой и взоры (мозга тучного кора)
оживляются одной (фразой детям спать пора)

9 мая 2014

 

 

* * *
по окончании войн опускаются руки скажи
как восстановим руины куда девать блиндажи
полезные бункеры окопы или траншеи
и главное блин куда подевался враг
которого раньше гнали в три шеи
через всю европу и где наш победный флаг

весь дырявый от пуль и осколков и все же победный
где железный меч и щит начищенный медный
где доспехи кольчуги и стрелы в кожаном колчане
как нам теперь обходиться без этих предметов
без воинственных предков и их заветов-запретов
без железных птиц проносящихся в вышине

по окончании войн не знаешь что делать теперь
хорошо если враг вновь постучится в дверь
старую мать убьет изнасилует дочь и сестрицу
тогда-то и встанем плечом к плечу и затянув ремень
с боями европу пройдем и захватим вражью столицу
и навсегда внесем в календарь этот великий день

15 января 2015

 

После нас (венок восьмистиший)

*
после нас хоть потоп хоть руины хоть что-нибудь
хоть на малое время, хоть на часок
сталинское кино волга-волга и светлый путь
гастроном на углу консервы томатный сок

личное дело в архиве с показаниями друзей
живая копейка заработанная с трудом
жатва созреет приятель что ни посей
должно остаться нам после нас на потом

*
должно остаться нам после нас на потом
то что не нужно ни нам ни им никому
на книжной полке пылится объемистый том
антикварная мебель разваливается в дому

в стране обычная грязь в душах обычный страх
в этом порядок вещей но не в этом суть
хотелось бы спать беспечально в иных мирах
чтоб дыша вздымалась тихо несчастная грудь

*
чтоб дыша вздымалась тихо несчастная грудь
в школе лермонтов на пластинке знакомый мотив
что бы с тобой ни случилось не обессудь
молча стой перед судьей глаза опустив

всю жизнь гневил так хоть сейчас не гневи
стой перед Христом как Христос перед крестом
проси чтобы сладкий голос пел тебе о любви
чтобы дуб склонялся шумел на месте пустом

*
чтобы дуб склонялся шумел на месте пустом
чтоб на горизонте громады облачных гор
чтобы никто не грозил ни оружием ни перстом
чтобы ничто не омрачало вечный простор

чтобы паслись на лугах бесчисленные стада
чтобы мягко стелили и мягко спать
чтоб претерпевшие смерть не претерпели стыда
после нас для нас ну хоть что-то хоть на вершок на пядь

*
после нас для нас ну хоть что-то хоть на вершок на пядь
после нас хоть потоп но в небе не хватит воды
а когда-то куда ни посмотришь всюду водная гладь
где возможны лишь отражения но неуместны следы

возможны изображения но бессмысленны письмена
нет ни стен ни охраны но немыслим побег
хоть бы окно с решеткой хоть бы каменная стена
хоть потоп на потом чтобы плыл огромный ковчег

*
хоть потоп на потом чтобы плыл огромный ковчег
чтобы рев рычанье и блеянье звучало бы изнутри
и где же гора арарат где вожделенный брег
где ярость рассвета и нега вечерней зари

проси как милости права на выдох и вдох
читай молитвы как заведенный заладь
чтобы голубь слетал на ладонь ради обещанных крох
чтобы старец стоял на корме озирая пустынную гладь

*
чтобы старец стоял на корме озирая пустынную гладь
чтобы ссорились в трюме жены и сыновья
чтобы радуга в небе разноцветная прядь
обетование вечного полного бытия

что-то вроде кельи темна тесна ну и пусть
что-то вроде обители трудов и пречистых нег
как там у пушкина в школе твердил наизусть
размышляя о том как удобнее устроиться на ночлег

*
размышляя о том как удобнее устроиться на ночлег
была бы степь к небу лицом в стогу
была бы зима зарыться в пушистый снег
была бы весна и река под ивой на берегу

был бы мир обновлен на миг хоть он и не нов
было бы чем дышать было бы где уснуть
были бы сны на радость и толкователь снов
после нас хоть потоп хоть руины хоть что-нибудь

***
после нас хоть потоп хоть руины хоть что-нибудь
должно остаться нам после нас на потом
чтоб дыша вздымалась тихо несчастная грудь
чтобы дуб склонялся шумел на месте пустом

после нас для нас ну хоть что-то хоть на вершок на пядь
хоть потоп на потом чтобы плыл огромный ковчег
чтобы старец стоял на корме озирая пустынную гладь
размышляя о том как удобнее устроиться на ночлег

2016

 

 

В черноморско-приморском
небольшом городке
с русским миром в затылке
и с портретом в руке
собирались в колонну
и кричали “ура!”….
Это было недавно.
Это было вчера….
там там та рам там там
там там та рам там там

 

***
век бы жить да век воевать бы
так хороша война
но утро после победы как после старинной свадьбы
на которой не жалели ни гостей ни вина

бабы уже проснулись а мужчины вповалку спят на
полу и только жених вышел мочиться к стене
невеста в отрубе да и еще кровавые пятна
на вывешенной напоказ простыне

 

***
Опять следят за тобой, каждый твой шаг стерегут.
С телеэкрана глазеет фашист, говорит “зер гут”.
А чего тут хорошего? Вышел за хлебом с утра,
проезжают машины, на всех четные номера.
Из каждой “копейки” глядит проклятая немчура.

А этот – читает “Советский Спорт”, улыбается, бес.
Советский Спорт – значит: сам ты служил в СС.
Еще не родился, а в ствол забивал патрон,
стрелял глазами в грУди советских матрон,
на вражьих костях воздвигал незыблемый трон.

Какие лучи исходят от нашей земли, пронизывают насквозь,
какие дороги расходятся вкривь и вкось,
какие дурные мысли вкладывают в раскалывающуюся башку,
затаились, прижались к земле, готовы к прыжку,
вот-вот свернут тебе шею, как лиса петушку.

Была такая сказка, родная речь, чтоб детей стеречь,
не сажай меня, бабушка, на лопату, не надо в печь,
крематорий, освенцим, фашистская тварь-яга,
покатаюся, поваляюся, съем – и вся недолга.
Господи! Я безумец, проглотивший образ врага.

 

еврейское кладбище

вертикальные плиты
в лучах вечернего света
напоминают слегка мне
скрижали завета
хотя бы тем что письменами покрыты
хотя бы тем что они из камня
хотя бы тем что они разбиты

єврейське кладовище

вертикальні плити
у променях вечірнього світла
нагадують мені злегка
скрижалі завіту
хоча б тим що письменами покриті
хоча б тим що вони з каменю
хоча б тим що вони розбиті

5 мая 2016

 

***
Юдофобия бывает государственная, дворовая,
школьная – жизнь привольная, вечно живая,
транспортная, цепляющаяся за подножку трамвая.
Кочевая, оседлая, инфекционная, прячется в норах,
печатается в газетах и побеждает в спорах.
Под куполом цирка она идет по канату.
В советской школе учит детей диамату.
Под куполом церкви хлопает крыльями и курлычет.
Зовет с вещами на выход, а точнее – на вычет.

Юдофилия бывает елейной, слащавой,слабой,
отяжелевшей к старости интеллигентной бабой.
Или простой и доброй поварихой в столовке.
Кормит еврея борщом. Гладит его по головке.

Юдофилия, юдофилия, мы вместе живем и стареем.
Боже! Как вы изменились! Но еврей остался евреем.

 

***
потому что больше она ничего не скажет
подойдет одеяло откинет и рядом ляжет
не для того чтобы обнять или согреться
просто рано смеркается просто некуда деться

так они лежат как надгробья эпохи средневековья
молча к разлуке вечной себя готовя
лежат без одежды словно в железных доспехах
просто любовь износилась и вся в прорехах

просто жизнь шерстяная изъедена молью
просто жизнь жестяная давно проржавела
просто каждое слово отзывается болью
и черная желчь белее школьного мела

 

 

***
жить в начале сороковых
служить в пехотных полках
мысли солдат живых
что каша в их котелках

мысли мертвых солдат
облаками по небу плывут
их кровавит закат
мертвые тоже живут

обелиск из красных досок
жестяная звезда на нем
чахлый мелкий лесок
дерево будет пнем

станет что было над пнем
обелиском или крестом
на кресте мы Христа распнем
чтоб умереть со Христом